Поиск по сайту
Поиск по сайту
Президент Кыргызской республики

В КНИА «Кабар» опубликовано интервью с Госсекретарем Суйунбеком Касмамбетовым

В Кыргызском Национальном информационном агентстве «Кабар» сегодня, 31 января, опубликовано интервью государственного секретаря Кыргызской Республики Суйунбека Касмамбетова о национальной идее, рисках религиозной радикализации населения, межэтническом согласии и другом.

Приводим полный текст интервью:

— Суйунбек Сапарбекович! Прежде чем решать, как формировать человека — гражданина Кыргызстана, надо определиться с национальной идеей. В чём состоит национальная идея современного Кыргызстана? К чему мы хотим прийти, что построить?

— Национальная идея, безусловно, важна для общества как некое консолидирующее начало, принимаемое всеми социальными группами и слоями населения. Поэтому она должна быть отражением духовных, культурных и морально-нравственных ценностей всего народа Кыргызстана. История знает достаточно много примеров, когда в качестве национальной идеи использовались ультранационалистические лозунги, пропагандирующие превосходство одной нации над другими, её исключительность, богоизбранность и т. п. Как мы знаем, ни к чему хорошему это не привело. Национальная идея должна основываться на принципах гуманизма и равноправия всех этносов, составляющих население республики. В качестве базиса национальной идеи можно рассматривать такие цели, как например, достижение определённого уровня благосостояния народа, переход к «зелёной» экономике ради сохранения уникального природно-климатического комплекса нашей республики.

— Наше поколение хорошо помнит «Моральный кодекс строителя коммунизма». А каким Вам хотелось бы видеть молодое поколение кыргызстанцев?

— Мы живём в эпоху таких достижений науки и техники, а также технологических прорывов, которые ещё в недавнем прошлом казались фантастикой. Один только Интернет с его практически неограниченными возможностями познания мира чего стоит! Радует, что молодёжь Кыргызстана активно овладевает новыми знаниями, используя открывающиеся возможности, о чем свидетельствуют многочисленные победы наших школьников и студентов на различных международных конкурсах и олимпиадах.

С другой стороны, стремительное развитие технологий ведёт к высокой степени интернационализации как обществ, так и отдельных личностей. И в этих условиях хотелось бы, чтобы наша молодёжь в своем развитии не оторвалась от корней, сохранив обычаи и традиции предков, определяющие национальную идентичность народа.

— Мы хотим, чтобы наша молодёжь помнила славное прошлое своих дедов и отцов. В том числе, как они отстояли страну в схватке с фашизмом и спасли мир от коричневой чумы. Однако учителя-историки с тревогой говорят, что Великой Отечественной войне в школьных программах истории Кыргызстана и Всемирной истории отведены очень ограниченные часы. Как в них вместить все события этой войны и убедить школьника, сколь значим подвиг советского народа? Было бы интересно узнать Ваше мнение не только как главного идеолога страны, но и как профессионального историка.

— Участие воинов-кыргызстанцев в сражениях Великой Отечественной войны и их подвиги являются непреложным фактом нашей истории, который забыть или замолчать невозможно. Однако, как мы знаем, по сей день не прекращаются попытки переписать историю Второй мировой войны, преуменьшая роль и заслуги Советского Союза в победе над фашизмом. Более того, искажённая информация о событиях того времени все чаще транслируется средствами массовой информации и выкладывается в Интернет. Поэтому доведение до школьников объективной исторической информации в необходимом объёме должно стать не только одним из направлений государственной политики в сфере образования, но и войти в число первостепенных задач общественных организаций, ставящих своей целью воспитание подрастающего поколения. Акция «Бессмертный полк», ставшая уже традиционной в День Победы и являющаяся полностью гражданской инициативой, — один из ярких примеров подобной деятельности.

— Мы много говорим о значении эпоса «Манас» в воспитании подрастающего поколения. Ваш отец был известным исследователем и сказителем этого легендарного народного творения. Какую роль сыграл эпос в становлении детей в Вашей семье? В том числе в формировании Вас самого?

— Друзья и знакомые нашей семьи знают историю о том, как мой отец, когда ему было ещё восемь лет, возвращаясь однажды из леса, куда ходил за дровами, повстречался с манасчи Шапаком Рысмендеевым. Разговорившись с мальчонкой, седобородый аксакал, сыгравший огромную роль в том, чтобы эпос дошёл до наших дней, послал через какое-то время своего человека к нашей чон апа: мол, байбиче, я увидел огонь в глазах твоего сына… После этого парнишка прожил пару месяцев у него, приобретая бесценные уроки сказительства и импровизации. Но, я думаю, первоочередное влияние как на моего отца, так и на всех нас, оказала его мать. Она знала очень много народных сказаний, легенд, притч и рассказывала нам. В то же время ей самой хотелось узнавать всё больше и больше… Удивительной была личностью! У нас сложилось правило: каждый день я читал для бабушки вслух произведения кыргызских писателей. Прочитав определённую часть, делал закладку, а на второй день начинал с того места, где остановились. Вот так мы познакомились с романами «Сломанный меч» Тологона Касымбекова, «Каныбек» Касымалы Джантошева, повестями «Ажар» Касымалы Баялинова и «Джамиля» Чингиза Айтматова…

Всё, действительно, имеет своё начало. Я тоже, к слову, рассказываю эпос «Манас». Это неиссякаемый источник познаний об истории нашего народа, его героической борьбе за независимость и государственность, о традициях, обычаях, отношениях в семье, об уважении к окружающему миру, об умении налаживать отношения с соседями…

— Удовлетворяет ли Вас качество изучения и преподавания эпоса «Манас» в школах, училищах и вузах?

— В школьной программе «Манас» интегрирован с предметом «Кыргыз адабияты» и, по мнению специалистов, ему уделяется очень мало времени по сравнению с масштабами произведения. Не зря же оно включено в Книгу рекордов Гиннеса как самый объёмный эпос в мире. Манасоведы предлагают ввести отдельный предмет. Во-вторых, нет единой типовой учебно-методической программы. Кто-то преподаёт по авторским программам, другие просто пересказывают содержание эпоса, третьи добавляют элементы анализа. Да, конечно, многое зависит от профессионализма учителя. Но ведь у нас далеко не все манасоведы. В школах эпос преподают литературоведы, кыргызоведы, в вузах — филологи, историки, философы… Узких специалистов готовит только университет им. И. Арабаева. На сегодня из его стен вышло всего 150 манасоведов. На всю страну этого, конечно, недостаточно. Тем более что лишь третья часть выпускников работает в школах и системе профтехобразования. Необходимо организовывать курсы повышения квалификации, сертифицировать преподавателей. В-третьих, не хватает учебно-методических пособий. Несколько лет назад в рамках Национальной программы по реализации Закона «О госязыке» издали ряд книг, например, учебно-методическое пособие Асека Казиева «Манас алиппе», учебное пособие для учащихся школ «Манас таануу» под авторством профессора Советбека Байгазиева и другие. Однако на каждую школу пришлось по одному-два экземпляра. Это даже не капля в море. Все эти проблемы надо решать.

— Национальная комиссия по государственному языку Указом Президента преобразована в Национальную комиссию по государственному языку и языковой политике при Президенте КР. Времени прошло немало — полгода. Что изменилось в деятельности комиссии, кроме того, что ей передали Главную редакцию «Кыргыз энциклопедиясы», Терминологическую комиссию и «Кыргызтест»?

— Полномочия Национальной комиссии расширены. Теперь она координирует деятельность почти всех учреждений, занимающихся реализацией языковой политики. Разработан план мероприятий на 2022 год. Кроме того, сейчас обсуждается проект новой редакции конституционного Закона «О государственном языке КР», подготовленный Национальной комиссией. «Кыргызтест» внедряет международные стандарты преподавания языка в школах. Терминологическая комиссия унифицирует термины на государственном языке и готовит словари.

Надеюсь, что Национальная комиссия с 2022 года начнёт более активно и эффективно работать над расширением сферы применения государственного языка и созданием условий для языковой интеграции наших граждан. Естественно, она будет также содействовать развитию многоязычия и сохранению языкового многообразия в стране.

— Почему, на Ваш взгляд, развитие и распространение государственного языка в республике осуществляется медленно?

— Как вам известно, Закон «О государственном языке КР» был принят ещё в советское время — в 1989 году. В период независимости его несколько раз редактировали. Но дело не только в законе. С 1991 года начался процесс транзита нашей республики по пути демократии и либеральной экономики. Из-за стихийности транзита страна на ранних этапах находилась в шоке. Перед нею стоял вопрос выбора пути развития, мы были в поиске. В таких условиях, когда новые государственные институты не получили должного развития, говорить об эффективной государственной политике в той или и иной сфере не приходится. В том числе и в языковой. Поэтому после конституционной реформы 2021 года власть ставит приоритетом укрепление государственных институтов. Я считаю, что это является исторической необходимостью. Верю, что с внедрением международных стандартов преподавания языков в систему образования и с координацией языковой политики одним государственным органом ситуация в языковой сфере изменится в лучшую сторону.

— Во всех постсоветских государствах, где преобладает численность мусульман, идёт процесс исламизации населения. И уже очевидно, что его не остановить. Насколько реальна угроза радикализации мусульман Кыргызстана?

— Критерии «процесса исламизации» в академических кругах на сегодня определены неполностью. То есть мы не можем сказать, является ли преобладающая численность людей той или иной религии или же строительство религиозных объектов показателем какого-либо экстремального (критического) преображения общества в пользу одного вероубеждения. Действительно, большая часть населения Кыргызстана считают себя мусульманами. Однако наша страна — многонациональная и многоконфессиональная, в которой важно соблюдение прав человека, в том числе и права на свободу вероисповедания.

Несомненно, надо учесть тенденцию роста религиозности населения, но параллельно укрепляется и развивается принцип светскости государства. Практически все наши религиозные деятели в своих проповедях говорят о необходимости соблюдения законов страны, принципа светскости и призывают уважать права человека, не дискриминировать по признаку вероисповедания. Исходя из принципа светскости, никакая религия не может у нас устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Государство не препятствует развитию религиозного процесса, но оно указывает, в каком направлении нужно развиваться, и содействует этому. В то же время мы знаем, что, даже если религия отделена от государства, она не отделена от общества. Определённые риски радикализации, конечно, сохраняются. Во-первых, это напряжённая ситуация в Афганистане, создающая угрозу проникновения деструктивных сил во все государства Центральной Азии. Во-вторых, много вопросов, связанных с качеством религиозного образования, которое получают наши молодые люди. В-третьих, существует риск влияния на общество неконтролируемых религиозных контентов в социальных сетях.

— Как вы расцениваете усилия государства в предотвращении радикализации? Насколько они эффективны?

— Все соответствующие государственные органы сегодня предпринимают активные меры по предупреждению радикализации среди верующих. Регулярно проводится глубокий анализ религиозной ситуации в стране, который получает отражение в стратегических документах. Исходя из ситуации, выстраиваются задачи на каждом этапе. В частности, мы работали согласно концепции государственной политики в религиозной сфере, рассчитанной на 2014–2020 годы, сейчас следуем целям и задачам, предусмотренным недавно принятой концепцией уже на новый период — 2021–2026 годы. Кроме того, есть специальные программы по противодействию экстремизму и терроризму. Госкомиссией по делам религий инициирована новая редакция Закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», имеется также отдельный закон о противодействии экстремизму. То есть в нормативно-правовой базе чётко обозначены направления действий. Если говорить об эффективности предпринимаемых шагов, то мы уже получили положительный результат в виде того, что религиозные организации стали открыты к диалогу, активно поддерживают государственную политику и начали динамично сотрудничать с госорганами и обществом.

— Отслеживает ли государство, в какие зарубежные учебные заведения, предоставляющие религиозное образование, поступают кыргызстанцы и на какой идейной платформе они оттуда возвращаются?

— Вначале выезд за границу для получения религиозного образования осуществлялся по согласованию с Госкомиссией по делам религий и Духовным управлением мусульман Кыргызстана. Однако в последующем часть граждан стала выезжать якобы с туристической или иной целью, а на самом деле, чтобы поступить в религиозные учебные заведения. В результате некоторые из них возвращались не только со знаниями в области мусульманского богословия, но и с чуждыми местному менталитету и традициям религиозными убеждениями и учениями. В том числе — с идеями крайних течений ислама, которые начинали активно пропагандировать в обществе.

Для блокировки такой тенденции, начиная с 2014 года, проделана огромная работа. Концепцией государственной политики в религиозной сфере в КР на 2014–2020 годы определено, что государство создаёт условия для укрепления и развития традиционных умеренных форм суннитского ислама на основах религиозно-правовой школы ханафизма и матуридитского вероубеждения. Дело в том, что именно это направление ислама, которого придерживается большинство граждан нашей страны, исторически доказало способность к веротерпимости, добрососедству, взаимоуважению в условиях этнического и религиозного многообразия. Результат уже даёт о себе знать. Большинство кыргызстанцев, получающих сегодня религиозное образование за границей, регистрируются в консульствах и посольствах. Министерство иностранных дел и Госкомиссия по делам религий тесно сотрудничают и обмениваются данными.

— Новая Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2021–2026 годы предусматривает создание информационной базы о зарубежных учебных заведениях с исчерпывающей информацией об их деятельности. Как продвигается эта работа?

— Сейчас Госкомиссия по делам религий совместно с ДУМК составляет список религиозных учебных заведений, обучающих ханафитскому мазхабу и матуридскому вероучению за рубежом. Готовится также подробная информация об их деятельности. Как только база данных будет подготовлена, её разместят на сайте Госкомиссии по делам религий и все желающие смогут воспользоваться ею для выбора учебного заведения.

— Ещё несколько лет назад в школах Бишкека и на юге страны успешно апробировали новый предмет — религиоведение. Разработали даже учебное пособие. Почему же до сих пор не перешли от эксперимента к повсеместному внедрению?

— Вы правы, пилотный предмет «История религиозной культуры» апробирован в 56 школах, причём во всех регионах, а не только в Бишкеке и на юге. В каждом регионе, в столице и в Оше выбрали по шесть школ. Новый курс действительно оправдал ожидания. Анкетирование среди ребят 9-х классов, изучавших его, показало повышение их интереса к теме. Создана рабочая группа, которая с учётом результатов проекта, даст свои предложения по окончательному определению содержания предмета, количества часов, классов и подготовке преподавателей.

 Насколько мне известно, именно Вы настаивали на том, чтобы в новую Концепцию государственной политики в религиозной сфере включили задачу регламентации строительства религиозных объектов и учебных заведений. То есть речь идёт о том, чтобы процесс их строительства и открытия строго контролировался. Начата ли эта работа?

— Да, в ходе мониторинга деятельности религиозных организаций за два последних года выявлены факты нарушений законодательства, связанные с их учётной регистрацией и строительством. Проблема возникла не сейчас. Как выяснилось, есть сложности с получением разрешения, определением границ и места строительства. Создана комиссия с участием представителей госорганов и религиозных деятелей. Она изучит причины нарушений и выработает рекомендации по регулированию строительства религиозных объектов.

— Кыргызстан — многонациональное государство. Это огромное богатство. В то же время оно накладывает на власти большую ответственность за сохранение межнационального согласия, тем более что страна пережила несколько межэтнических конфликтов. Какие шаги предпринимает власть для укрепления мира в нашей большой многонациональной семье?

— Кстати, сразу скажу по поводу июньских событий 2010 года. С первого дня было очевидно, что они не являлись межэтническим конфликтом. Это был огонь, умело разожжённый и направленный в нужное им русло некоторыми политиками, поставившими собственные, шкурные интересы выше благополучия народа, государства.

Да, Вы правы: многонациональность — бесценное богатство и одновременно ответственность. Возвращаясь к эпосу «Манас», подчеркну, что не зря наш великий предок завещал беречь межнациональное согласие, добиваться единства и сплочённости народа. Помните его слова: «Я собрал свой народ из лоскутов» … В 1-й же статье Конституции говорится: народ Кыргызстана составляют граждане всех этносов нашей страны. Представителям всех этнических групп, образующих народ республики, гарантируется право на создание условий для сохранения, изучения и развития родного языка, для сохранения богатейшей культуры, накопленной веками. Конституция гарантирует также всем гражданам, независимо от национальности, право избирать и быть избранными в государственные органы и органы местного самоуправления. Не допускается дискриминация по расовому или иному признаку.

Реальным институтом консолидации всех этносов нашей страны стала Ассамблея народа Кыргызстана. Статус её Совета повышен до совещательного органа при Президенте, и это говорит о том, какое важное значение придаёт государство миру между людьми разных национальностей. Я активно сотрудничаю с Ассамблеей, часто встречаюсь с руководителями диаспор. Но должен сказать, что над созданием условий для гармоничного развития всех этносов, обеспечением предусмотренных Конституцией прав, должны работать не только Ассамблея, но и все государственные, а также общественные организации. Без консолидации внутри государства невозможны продвижение вперёд, стабилизация экономики, дальнейшее углубление реформ. Сама жизнь подсказывает, что путь созидания нового общества лежит не через противостояние, а через согласие между народами. Поэтому укрепление межнационального согласия является главным приоритетом дальнейшего развития кыргызского общества.

— В советское время существовала стройная система формирования личности: октябрятская звёздочка, пионерский отряд, комсомольская организация. Стержнем всей идеологической работы служила, как тогда было принято говорить, «руководящая и направляющая рука Коммунистической партии». Сейчас всё гораздо сложнее. Почему Вы решили взвалить на себя ношу ответственности Госсекретаря?

— Действительно, распад СССР и уход от идеалов коммунизма породил определённый идеологический вакуум, который начал заполняться пропагандой самых разных мировоззренческих течений, в том числе религиозных и культурно-философских. Однако здесь сыграла свою роль многовековая мудрость нашего народа, который сумел в этой обстановке принять наиболее позитивные ценности мировых религий и отторгнуть идеи, неприемлемые для нашего духа и ментальности. Стоит также отметить роль государства, которое вовремя ограничило деятельность некоторых тоталитарных сект и радикальных течений.

Поэтому своей главной задачей я считаю содействие культурному и духовному развитию страны путём участия в процессах разработки, принятия и реализации соответствующих программ в сферах культуры, образования и науки.

— Спасибо за интервью.

 https://kabar.kg/news/gossekretar-s.kasmambetov-o-natcional-noi-idee-riskakh-religioznoi-radikalizatcii-naseleniia-mezhetnicheskom-soglasii-i-drugom/

 

31 января 2022